www.softevich.ru
www.softevich.ru

Запомнить меня:

Регистрация




finance.com.ua

finance.com.ua

finance.com.ua




Страница №1 Страница №2 Страница №3 Страница №4 Страница №5 Страница №6
Страница №7 Страница №8 Страница №9 Страница №10 Страница №11 Страница №12
Страница №13 Страница №14 Страница №15 Страница №16

КРАЙ ДОНЕЦКИЙ

Далекое  прошлое


Древние стоянки свидетельствуют, что человек начал обживать этот край очень давно, еще до появления ледника. Ручное рубило, найденное вблизи Амвросиевки, было обтесано десятки тысяч лет назад.
Двухкилометровая толща льда, протянувшаяся от Британских островов до Оби, приблизилась к Донецкому кряжу и широкими выступами опустилась по Днепру и Дону. Пышные кипарисы и пальмы уступили место тундре с карликовыми березами и ивами, с мхами и клюквой по болотам. Вымерзли или ушли на юг оби­татели субтропиков. Им на смену пришли мамонты, шерстистые носороги, северные олени, пещерные медведи, зубры. Останки этих животных найдены на Северском Донце, вблизи Константиновки, Дружковки, Горловки, Артемовска, Жданова и в других районах. Племена охотников жили в пещерах, одевались в звериные шкуры, согревались у костра.

40—15 тысяч лет назад сложился тип современного человека. Он умел изготавливать кремневые наконечники, скребла, резцы, костяные наконечники копий, иглы, гарпуны с зубцами, шилья, иголки, изобрел копьеметалку. Это позволило запасать пищу впрок и подолгу жить на одном месте. Просторные хижины из шкур, натянутых на остов костей, были пристанищем целого рода. Одна из таких стоянок древнекаменного века раскопана в 6 километрах от Амвросиевки, в верховьях Казенной балки. Обнаружены следы стоянок возле сел Богородичного, Пришиба, Татьяновки Донецкой области, города Ворошиловграда, сел Колесниковки и Веселой Горы Ворошиловградской области. Вместе с остатками костров, крем­невыми и костяными изделиями сохранились каменные фигурки женщин — отзвук матриархата.

После таяния ледников (14—12 тысяч лет назад) климат здеш­них мест приблизился к современному. В лесах и степях, изрезан­ных речками, появились кабаны, быки, волки, лисицы, лошади. Охота уже не требовала, как прежде, больших групп людей. С изо­бретением лука и стрел она, по определению Ф. Энгельса, стала одной из нормальных отраслей труда. Важное значение приобрела и рыбная ловля. Остатки поселений охотников и рыболовов тех времен обнаружены вдоль Северского Донца, Деркула, Бахмутки, Волчьей.

В конце VI тысячелетия до н. э. человек научился шлифовать, пилить и сверлить камень. К прежним орудиям труда прибавились топоры, молотки, мотыги. От охоты и собирания растительной пищи люди стали переходить к разведению скота и выращиванию растений.

Усложнение хозяйства, рост населения, запрет брачных отно­шений между родами неминуемо вели к образованию племени во главе с советом родовых вождей. В Донецком и Ворошиловградском краеведческих музеях выставлены предметы из стоянок Север­ского Донца, Кальмиуса, Крынки — шлифованные клиновидные топорики, наконечники стрел и метательных копей, ножи, черепки глиняной посуды — свидетельства той поры. На побережье Азов­ского моря найдены каменная зернотерка и костяной топор (село Юрьевка), кремневый топор (Белосарайская коса), кремневые мотыги и серп (Жданов).

Приазовские степи с их богатым разнотравьем были особенно благоприятны для разведения скота. Полученных продуктов жи­вотноводства местным племенам хватало не только для себя, но и для обмена — на хлеб, изделия из меди и бронзы. Бронзовые топоры, кинжалы, украшения выделывались на месте (о чем сви­детельствуют раскопки меднорудных разработок близ Артемовска, Лисичанска, Краматорска), а также привозились с Кавказа и Средиземноморья.

Широкое применение бронзовых орудий труда (II тыс. до н. э.) способствовало повышению продуктивности животноводства и на основе обмена — росту богатства скотоводческих племен. Проис­ходит отделение скотоводства от земледелия — первое крупное общественное разделение труда.

Племена, населявшие Придонцовье и Приазовье, вели оседлый образ жизни. Ведущая роль в хозяйстве перешла к мужчине: он ухаживал за скотом, пахал землю, занимался ремеслом. Домашняя работа женщины утратила свое былое значение. Из родовой семьи выделилась парная, матриархат сменился патриархатом.

Коренные жители нашего края, занимавшие обширные про­странства от Азовского моря до верховьев Айдара, были связаны с соседними племенами, жившими в среднем течении Дона и Дне­пра. Их сближали не только родственные узы, общность языка, но и экономические отношения. Они входили в состав этнической группы,   которая   дала   начало   славянским   племенам. Остатки многочисленных поселении и могильников с неопровержимостью свидетельствуют о сравнительно высоком уровне общественного, хозяйственного и культурного развития местных скотоводов, зем­ледельцев, гончаров, ткачей, бронзолитейщиков.

Начало первого тысячелетия до н. э. связано с новым этапом в развитии человечества — производством железа. Общедоступное и дешевое, оно быстро вытеснило бронзу и камень, открыло новые возможности для развития пашенного земледелия и ремесла, осо­бенно кузнечного и оружейного. Это, в свою очередь, усилило об­мен между племенами, неравномерность в накоплении богатств, имущественное неравенство, чему в немалой степени содейство­вали участившиеся войны. Богатства все больше сосредоточи­вались в руках родоплеменной знати, общество разделилось па богатых и бедных, началась эксплуатация человека человеком. Первобытнообщинный строй с его общей собственностью, коллек­тивным трудом и уравнительным распределением сменился клас­совым обществом с его непримиримыми противоречиями.

С развитием земледелия и скотоводства, в частности коневод­ства, на большой территории от Черного моря до степей Средней Азии усилилось разделение племен на земледельцев и кочевников-скотоводов. Огромные массы людей пришли в движение.

Своим степным раздольем, проточной водой, сочными травами кочевников манило Приазовье. Первыми из кочевых племен, из­вестных нам по имени, были киммерийцы. Они пришли сюда в X веке до н. э. из-за Дона, кочевали близ Кальмиуса и Северского Донца и оставили на их берегах богатые бронзовые клады.

В VII веке до н. э. их потеснили сильные и воинственные племена скифов. Сопровождая огромные стада скота, верховые та­бунщики пять веков кочевали по донецкой земле. Шестиколесные войлочные кибитки, медленно передвигаемые волами, служили жильем для многих поколений скотоводов.

Общественным строем скифов была военная демократия. Од­нако власть и имущество все больше сосредоточивались в руках вождей. Раскопанные вблизи Жданова, станции Яма Донецкой области, сел Каменки, Городища Ворошиловградской области и в других местах большие скифские курганы поражают роскошью погребального инвентаря. В IV веке до н. э. территория края вхо­дила в состав скифского царства Атея.

Во II веке до н. э. в донецкие степи вторглись сарматские пле­мена, пришедшие из Заволжья. У них еще сохранились остатки матриархата, о чем свидетельствуют материалы из погребений бо­гатой сарматки в кургане у села Новоивановки Амвросиевского района. Сарматы стремились не только расширить пастбища, но и захватить у более богатых скифов рабов, дорогую посуду, ткани. Продвижение в глубь степей облегчалось тем, что здешнее на­селение в значительной части было кочевым. Многие скифы оста­лись на месте и, вероятно, смешались с сарматами, близкими по языку.

Юго-восточное побережье Азовского моря занимало Боспорское царство. В пору своего расцвета оно оказывало давление на скифско-сарматские племена, которые пригоняли из Приазовья скот, доставляли хлеб, приводили рабов. В 107 году до н. э. в Боспорском царстве вспыхнуло восстание рабов под предводительством скифа Савмака. Восставшие сбросили рабовладельцев и некоторое время удерживали власть.
Многочисленные скотоводческие племена баранов, роксоланов, готов, аланов кочевали по южнорусским землям в первые века нашей эры. Островками среди кочевников были поселения корен­ных жителей — земледельцев. В IV веке из жарких степей Азии в Приазовье пришли кочевники-скотоводы гунны. В 373 году они столкнулись с остготами, сломили их сопротивление и продол­жали движение на запад, безжалостно уничтожая поселения, по­севы, хозяйства.

Гунны, как и другие кочевники, стремились продвинуться на север, в лесостепную полосу, но их всякий раз останавливали сла­вянские племена.

Ядром объединения восточнославянских племен были анты, или «росы», «русы», как называли храбрых людей с реки Рось. От них, полагают, и получила название Русь — раннефеодальное государство восточных славян. В начале IX века русы совершили поход на южное побережье Черного моря. В середине IX века, по сообщению арабского писателя Ибн Хордадбеха, русы («племя из славян») плавали через Керченский пролив в Азовское море, поднимались Доном до его сближения с Волгой и спускались в Каспийское море, доходя сухим путем до Багдада.

В 907 году дружина Олега совершила поход на Византию, ко­торая пыталась ограничить влияние Руси в Причерноморье. Ви­зантийцы запросили мир и по заключенному в 911 году договору разрешили славянам беспошлинно торговать. Олег потеснил хазар на восток от Днепра, а Святослав, разбив в 965 году хазар у Белой Вежи, вышел к Азовскому морю и укрепился в устье Дона. После разгрома Хазарского каганата здесь было основано Тмутараканское княжество.

Однако печенеги, занимавшие огромные степные пространства от Дона до Дуная, пользуясь поддержкой византийцев, продол­жали нападать на русские границы. В 1036 году Ярослав Мудрый нанес сокрушительный удар по печенегам. Влияние древнерус­ского государства на эти земли усилилось. Славяне селятся в По-донье и Приазовье.

Причерноморские и приазовские пастбища по-прежнему при­влекали скотоводов-кочевников. В первой половине XI века в до­нецкие степи пришли торки. Память об их пребывании здесь и поныне сохранилась в названиях рек — Тор, Казенный Торец, Кривой Торец, Сухой Торец, в названиях Торских озер и населенных пунктов — село Торское, Краматорск.

Как и печенеги, торки были грозными врагами Киевской Руси. Но опасность еще более усилилась с появлением в приазовских степях половцев. С 1061 по 1210 год они совершили 46 жестоких набегов на русскую землю.

В 1111 году дружина Владимира Мономаха разгромила на до­нецком берегу половецкую конницу, а в 1185 году по донецким степям пролег путь в половецкую землю дружин новгород-северского князя Игоря Святославовича. Здесь же произошло воспетое в «Слове о полку Игореве» сражение русских ратников с половец­кими войсками хана Кончака.

Летом 1223 года в знаменитой битве на Калке (Кальчик) в при­азовской степи русские дружины с изумительным мужеством бились против монголо-татарских завоевателей. Но из-за несо­гласованности князей потерпели поражение.

Монголо-татары принесли неисчислимые беды, надолго задер­жали экономическое и культурное развитие Руси. Приазовье и Придонцовье обезлюдели, стали Диким полем, по просторам кото­рого кочевала Ногайская Орда.

В XIV веке Московское княжество, объединившее северо-за­падные русские земли, решительно выступило против монголо-татар. В битве на Куликовом поле 8 сентября 1380 года русские войска наголову разбили полчища Мамая. Сто лет спустя татар­ское иго было окончательно сброшено.

Однако опасность грабительских нашествий не миновала: рус­ским и украинским землям угрожала разбойничья Оттоманская империя и зависимое от нее Крымское ханство (в состав Крым­ского ханства, созданного в 1474 году, входила почти вся терри­тория нынешних Донецкой и Ворошиловградской областей).

Русское централизованное государство стало опорой русских, украинцев, белорусов в их борьбе против иноземных угнетате­лей, за воссоединение в едином государстве. Для охраны своих южных границ оно строило сторожевые крепости и укрепленные линии по берегам Айдара, Евсуга, Деркула, Северского Донца. По гребню меловых гор протянулся вал с бойницами Святогорской крепости. Отсюда конные пикеты выезжали охранять торские и бахмутские солеварни и обозы, отправлявшиеся с солью на Москву, Орел, Киев. В 1571 году земляной вал опоясал Бахмутскую сторожу. В 1645 году залп из сорока пушек, слившийся с тор­жественным звоном колоколов в Москве, возвестил о рождении новой крепости Тор (с 1784 года уездный город Славянск).

Большую роль в обороне русских и украинских земель от та­таро-турецких набегов сыграло казачество. Стараясь избавиться от крепостной зависимости, государственных повинностей, нацио­нальных и религиозных гонений, в XVI—XVII веках в низовья Днепра и Дона убегали крестьяне, разорившиеся ремесленники, опальные стрельцы, старообрядцы. Они селились близ сторож и южнее их, на «вольных землях», и становились вольными людьми. Им не раз доводилось защищать свои угодья от набегов татар. Документы рассказывают о смелом рейде отряда атамана Михаила Черкашенина на татарские улусы в Приазовье. Казаки из Запо­рожской Сечи приезжали на Азовское море ловить рыбу, оснастили на Белосарайской и Кривой косах свои тони. На правой стороне устья Кальмиуса запорожцы поставили сторожу Домаху, а позже построили крепость Кальмиус, ставшую с 1611 года центром Кальмиусской паланки. Крепость охраняла водный путь запорожцев из Азовского моря вверх по Кальмиусу и защищала южные земли от набегов татар и турок.

Русское правительство охотно брало казаков на службу. В 1589 году в Придонцовье прибыло 700 украинских казаков во главе с атаманом Матвеем Федоровым, которые усилили сторожевые заставы.

После освободительной войны украинского парода под руко­водством Богдана Хмельницкого (1648—1654 годы) и воссоеди­нения Украины с Россией усилился приток в Дикое поле запо­рожцев и беглых крестьян из-за Днепра и Дона. Крупные пикеты запорожцев обосновались в Суходоле и Макаровой Яру нынешней Ворошиловградской области.

Казаки помимо службы занимались земледелием, животновод­ством, рыбной ловлей и охотой. На богатых и плодородных землях вблизи байрачных лесов и речек селились престарелые и семей­ные казаки. Как отмечает бытописатель края Феодосии, еще в 1691 году в урочище Ясиноватая, в богатых и плодородных дачах восточного Запорожья, в зимовниках и хуторах сидело несколько отшельников, «абшитованных» запорожцев, занимавшихся пчело­водством, скотоводством и рыболовством... Казаки и крестьяне се­лились также по реке Бахмутке, в урочище Жеваный Лес, в балках Житный Яр и Сухой Яр (в районе нынешней станции Никитовка). Из зимовников и хуторов выросли слободы Дружковка, Ясино­ватая, Макеевка.

По мере разрастания слобод, разделения труда и роста обмена из среды казачества и поселян выделяется зажиточная верхушка, в зависимость к которой попадают рядовые казаки и голытьба. Беглые крестьяне нанимаются к богачам в батраки, пополняя ряды «голоты».

В казачьих слободах и хуторах помимо земледелия и живот­новодства развивались ремесла: сапожное, портновское, ткацкое, бондарное, плотницкое, а позднее — кузнечное. Сторожевые люди «соляных городков» были и первыми солеварами. В марте 1664 года в Торе были построены казенные солеварни на 100 казанов, у которых работали «служилые люди», нанятые казаки и «работ­ные люди». Развивался соляной промысел и в Бахмуте. В конце XVII века в Торе (ныне Славянск) и Бахмуте (ныне Артемовск) насчитывалось свыше 10 тысяч человек, обслуживавших десятки солеварен.

После Азовских походов Петра I, когда героическим штурмом русских войск и казачьих полков были взяты турецкие крепости Казикерман (1695 год) и Азов (1696 год), открылись новые воз­можности для заселения южных степей. В 1704 году Петр I своим указом повелел селить «казачьи городки» на пустопорожних ме­стах — между Днепром и Доном. Помимо служилых людей сюда усилился приток крестьян, убегавших от помещичьей кабалы.

Правительство Петра I стремилось силой возвращать беглых. Оно лишало их прав на землю, леса, соляные промыслы. Переход бахмутских солеварен в казну оставил многих казаков без средств к существованию.

В 1707 году на Айдаре вспыхнуло восстание крестьян, которое возглавил бахмутский атаман Кондратий Булавин. К восставшим присоединились донские, запорожские и слободские казаки и кре­стьяне. Летом 1708 года восстание было подавлено. В неравном бою в станице Старочеркасской погиб и Кондратий Булавин.

Петр I, создавая за счет крепостных империю помещиков и тор­говцев, многое делал для развития промышленности. С его именем связано начало исследования Донбасса. Современники рассказы­вают, что во время Азовского похода, ознакомившись со свой­ствами каменного угля, Петр I заметил: «Сей минерал если не нам, то нашим потомкам зело полезен будет». Посланный Петром I рудознатец Григорий Капустин открыл в 1721 году залежи угля в Лисьем буераке у впадения реки Кундрючьей в Северский Донец и в других местах Донбасса. В 1724 году бахмутским управителем Никитой Вепрейским и капитаном Семеном Чирко­вым при участии 194 рабочих, присланных Петром I, начата раз­работка каменного угля. Уголь шел для солеварен и кузниц, их обслуживавших.

Однако дальнейшего развития добыча угля в ту пору не по­лучила: центр металлургии переместился из Подмосковья на Урал, где были богатые запасы руды и лесов.

После неудачного Прутского похода (1711 год) набеги крым­ских татар усилились. Русское государство строило новые оборо­нительные линии, поощряло переселение в эти места выходцев из южнославянских народов, терпевших притеснения от турецких и австрийских властей. На плодородные земли вдоль Лугани, Северского Донца и Бахмутки перебрались сербы, хорваты, черногорцы, болгары, молдаване и поляки, основавшие 16 военно-земледельчееких поселений (рот) — Славяносербию.

Царское правительство стремилось ограничить рост казачества и его права. В 1765 году на землях Бахмутского уезда был посе­лен созданный из казаков Левобережья пикинерский (вооружен­ный пиками) полк. Уравнение в правах с крестьянами и жестокая эксплуатация вызвали недовольство пикинеров, поднявших в 1769 году восстание.

Росло также недовольство феодальными порядками у казаков и поселян Кальмиусской паланки, занимавшей территорию от Берды до Кальмиуса и от Азовского моря до Торца. Рядовые ка­заки и крестьяне приветствовали восстание Емельяна Пугачева (1773—1775 годы), уходили в пугачевские отряды. А когда стало известно, что крепость Бахмут готовится к сражению с Пугаче­вым, крестьяне напали на обозы, доставлявшие в крепость бое­припасы и провиант.

Конец XVIII века ознаменован блистательными победами Рус­ского государства над султанской Турцией. По Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 года Россия возвратила себе древнерусские земли между устьем Дона и Южным Бугом. Крым был объявлен независимым от Турции, а в 1783 году присоединен к России.

Царское правительство принимало меры к заселению донец­кого края. Екатерина II щедро раздавала земли русским и укра­инским помещикам, чиновникам, офицерам. Огромные наделы между Кальмиусом и Миусом получил атаман Войска Донского Иловайский. Этой милости вместе с должностью наказного атама­на и чина полковника он удостоился за поимку вожака крестьян­ского восстания Емельяна Пугачева. Земли Святогорского мона­стыря были подарены князю Потемкину. Крупными землевладель­цами стали граф Таранов, генерал Норов. На пожалованные земли помещики переселяли из украинских и русских сел крепостных.

400 тысяч десятин земли по Северскому Донцу, Самаре, Быку, Волчьей были оставлены за царским двором. Стараясь привлечь в эти места новых поселенцев, царские чиновники расписывали красоту и богатство этих мест, давали новым слободам звучные названия: Райское, Привольное, Отрадное, Прелестное, Доброполье, Золотые Пруды, Раздольское, Солнцево. Места эти дей­ствительно красивы и богаты. Посетив их в 1887 году, великий русский писатель А. П. Чехов отмечал: «Жил я в последнее вре­мя в Донской Швейцарии, в центре так называемого Донецкого кряжа: горы, балки, лесочки, речушки и степь, степь, степь... Здесь можно излечиться от 15 чахоток и 22-х ревматизмов...»

Однако и в таком благодатном крае существовавшие порядки и примитивная техника обрекали крестьян на нищету.

В исключительно сложных условиях, связанных с перемеще­нием большого количества людей, пеобжитостью новых мест, шло переселение греков из Крыма. Переселяя греков-христиан в Рос­сию, Екатерина II стремилась не только избавить их от национального и религиозного гнета татар-мусульман, но и ослабить силы крымского хана.

На Азовском побережье и правом берегу Кальмиуса греки основали 24 слободы, которым дали названия своих прежних го­родов и сел: Ялта, Урзуф, Старый Крым, Карань, Бещево, Кон­стантинополь и другие. В устье Кальмиуса на месте уничтожен­ной крепости был основан в 1779 году город Мариуполь (ныне Жданов). Он стал центром Мариупольского греческого округа, а в 1874 — уезда.

Греки занимались животноводством (в основном овцевод­ством), земледелием, рыбной ловлей и мелкой торговлей. На 10 лет они освобождались от всех повинностей. Но из этого извлекла выгоду только греческая верхушка, которая нещадно эксплуати­ровала бедноту, оставленную один на один с нуждой.

Греки заняли 744 тысячи десятин — чуть больше половины того, что им предназначалось поначалу. Из-за болезней, вызван­ных переменой климата и неустроенностью быта, часть греков подалась на юг, к Таганрогу. Незанятую территорию бывшей Кальмиусской паланки (в нынешних Марьинском и Ясиноватском районах) отвели под казенные слободы (Авдеевка, Новомихайловка, Новотроицкая, Скотоватая и другие), а также раздали офицерам-дворянам по их воинским рангам (ранговые дачи — от 500 до 1000 десятин). Сюда помещики привозили крепостных из своих деревень или «прибирали к рукам» беглых крестьян.

В те годы произвол крепостников на Правобережье, Левобе­режье и в русских губерниях стал особенно невыносимым, и на юг усилился приток беглых крестьян. Они облюбовывали свобод­ные места на берегах рек, озер, ставили шалаши, а потом — са­манные хаты, давая начало многочисленным павловкам, максимовкам, николаевкам, марьинкам, ольгинкам, елизаветовкам, михайловкам. Но, убегая от одних помещиков, крестьяне попадали к другим. В декабре 1796 года во всех южных уездах вводилось крепостное право. Крестьяне закреплялись за теми помещиками, где их застал указ.

Более половины крестьян уезда проживало в казенных слобо­дах. Они не имели права оставить наделы.

Крепостное право не распространялось на греческие поселе­ния, казачьи станицы и колонии иностранцев. В 1822—1824 годах на территории Войска Донского было даровано 46 тысяч десятин земли для 32 колоний прусских, баденских и саксонских немцев (ныне это, по преимуществу, территория Тельмановского района Донецкой области). Получили здесь земли анатолийские греки, греки-волонтеры, участвовавшие в войне с Турцией на стороне России, а также болгары, молдаване.


Страница №1 Страница №2 Страница №3 Страница №4 Страница №5 Страница №6
Страница №7 Страница №8 Страница №9 Страница №10 Страница №11 Страница №12
Страница №13 Страница №14 Страница №15 Страница №16





Вверх





Copyright © 2004 - 2019 гг.  Все права защищены.

              

Администрация сайта: WWW.SoftEvich.ru
Информационный портал SoftEvich.ru